другие сайты академии айти
Электронное обучение Ресурсы для обучения в любой точке мира, в удобное время
ООО «Электронные образовательные ресурсы». ГК АйТи Услуги для корпоративных заказчиков по разработке электронного образовательного контента и организации обучения
Интернет-магазин Здесь можно купить наши спецпредложения
С компьютером на «ты»! Бесплатное открытое онлайн обучение для всех
Свободное программное обеспечение в школах Информационно-образовательный портал
Электронные образовательные ресурсы для учителей Информационно-образовательный портал
Энергосбережение и энергоэффективность Информационно-образовательный портал
Мероприятия
Развитие бизнеса — получение заказов от корпораций с государственным участием
Бесплатные семинары для малого и среднего бизнеса по ФЗ-223. 15 городов.

ИТ-образование: учимся учиться


16 Октября 2006 года

ИТ-образование: учимся учиться

CIO

О кризисе системы ИТ-образования говорят повсеместно: проблема настолько остра, что становится помехой развитию отрасли в целом. Сегодня учебные центры, специализирующиеся в области ИТ-образования, существуют параллельно государственной системе образования: вышедшие из среды ИТ, они изначально не имели к системе гособразования никакого отношения. С другой стороны, учебные заведения, находящиеся на официальном образовательном рынке, довольно слабо ориентируются на рынке ИТ. Вплотную встала задача конвергенции двух систем: образовательной и рынка ИТ.

Еще сравнительно недавно ключевыми ресурсами большинства предприятий считались финансы и средства производства. Сейчас, в условиях возрастающей конкуренции, компаниям сложно добиться преимуществ, используя только материальные ресурсы. Основным ресурсом, за который разворачивается борьба, становится информация, что характеризует переход от индустриального общества к постиндустриальному, информационному обществу.

Соответственно, меняются требования к сотрудникам всех уровней. Основным источником и двигателем развития компаний становится не персонал, занятый выполнением классических рутинных операций, а новая генерация так называемых «информационных» сотрудников. На Западе уже появился новый термин для обозначения такого персонала — knowledge workers. Это люди, использующие знания в повседневной практике, для которых информация стала основным предметом труда. Способность организации эффективно использовать информацию в работе становится основным фактором успеха в конкурентной борьбе. Такая ситуация, в свою очередь, создает предпосылки к дальнейшему развитию информационных технологий.

Поскольку сейчас ИТ проникают во все сферы жизни и деятельности общества, любой менеджер должен обладать знаниями, связанными с использованием информационных систем. Возникает также разрыв между текущим состоянием технической грамотности персонала и потребностью в уровне технических знаний. Такая ситуация сложилась практически во всех областях — и в сфере традиционных специальностей ИТ (в индустрии катастрофически не хватает квалифицированных кадров), и в сфере компьютерной грамотности специалистов других отраслей. Причем речь идет не столько о знании конкретных приложений, сколько о способности владеть логикой современных информационных систем, средствами поиска и обработки информации. Такие требования предъявляются сегодня практически ко всем менеджерам. Руководители высшего звена должны понимать, как информационные технологии способны влиять на бизнес. Линейные менеджеры должны знать, как участвовать в процессах обмена информацией внутри предприятия. И, естественно, задача овладения ИТ стоит перед сотрудниками низового звена, которым необходимы знания в области использования конкретных приложений. Словом, проблему технических знаний не стоит сужать до проблемы нехватки ИТ-кадров, хотя сейчас наиболее пристальное внимание приковано именно к проблемам индустрии ИТ.

Кроме того, существует очень большой разрыв и между разными поколениями: зачастую молодые специалисты гораздо более технически грамотны, чем руководители и рядовые сотрудники старшего возраста. И если сейчас не прилагать никаких усилий к ликвидации этого разрыва, то через 3–5 лет может возникнуть ситуация, когда критерием для занятия руководящей должности станет элементарное владение приложением по управлению проектами, а опыт принятия решений и разрешения конфликтов неоправданно уйдет на второй план.

Старые стены

Такая картина является следствием несбалансированности ИТ-образования. Не хватает, во-первых, людей с нужным уровнем технических знаний. В качестве другой возможной угрозы обычно называют грядущий демографический «провал», связанный со спадом рождаемости в стране. Поскольку изменить демографическую ситуацию в одночасье невозможно, возникает острая необходимость в качественных изменениях в системе ИТ-образования, в приведении ее в соответствие с потребностями современного общества.

Сейчас ИТ-образование в России представляет собой сильно фрагментированную систему, решающую отдельные частные задачи, но не обеспечивающую рынок квалифицированными кадрами. Еще раз отметим, что в данном случае речь идет не только об индустрии ИТ, а о рынке труда в целом.

Причины такой фрагментации отчасти носят исторический характер, связанный с унаследованной системой высшей школы. У нее, безусловно, есть сильные стороны: хорошая научная база, системный подход к формированию структуры знаний в конкретной области. Многие нынешние специалисты, окончившие около двадцати лет назад факультеты АСУ, по сей день используют знания в области системотехники, алгоритмизации, криптографии. Однако, храня старые традиции, вузы сильно отстают от требований сегодняшнего дня в части информационных технологий, и, к сожалению, не приходится ожидать, что из стен институтов в ближайшее десятилетие будут выходить специалисты, владеющие нужными знаниями. «Для обеспечения индустрии ИТ специалистами, на мой взгляд, совершенно нет необходимости готовить все кадры в вузах, — говорит Игорь Морозов, ректор „Академии АйТи“. — В России вообще несколько преувеличен пиетет к высшей школе: считается, что человек, не окончивший вуз, как бы не вполне полноценен. Между тем, западная практика показывает, что почти вся индустрия ИТ держится на специалистах, получивших образование в рамках профессиональных программ, эквивалентных программам наших ПТУ. Они получают те навыки, которые необходимы в данный момент для выполнения конкретной работы. У нас так не принято. Получил молодой специалист диплом МГУ — тогда с ним можно начинать работать и прививать какие-то узкопрофессиональные навыки. Между тем, вузы не могут готовить узких прикладных профессионалов, да и не должны этим заниматься».

Ситуация сегодняшнего дня осложняется тем, что преподавательский состав вузов не обновляется в нужной мере. Кроме того, очень тяжело в высших учебных заведениях внедряется обучение современным технологиям. Организация таких курсов чаще всего носит характер частных инициатив, не связанных с основным учебным процессом. Сегодня многие вендоры объявляют об открытии собственных академических программ. Неплохо, если студенты уже в стенах alma mater получат сертификаты от вендора, но такие программы не решат проблемы в целом, поскольку эти изменения не затрагивают системные процессы образования. Цель вендоров совершенно очевидна: это пропаганда собственных технологий в среде будущих специалистов. «Наш мир все больше и больше становится миром брендов, — констатирует Игорь Морозов. — Но это, безусловно, не имеет ничего общего с ИТ-образованием. В этом смысле академии и университеты, возможно, занимаются некоторым самообманом, поскольку отходят от своего истинного предназначения — быть учреждением, где соединяется наука и образование. Вряд ли они должны „пускаться во все тяжкие“ и заниматься массовым изготовлением сертифицированных специалистов в рамках краткосрочных курсов».

Образование всегда подразумевает разнообразие форм. Разработчик не должен учиться пять лет, чтобы квалифицированно программировать, системному администратору тоже не обязательно получать глубокие и обширные теоретические знания для выполнения профессиональных обязанностей.

Специалисты сходятся во мнении, что восстановлением вертикали «начальное профессиональное образование — среднее профессиональное образование — вуз» проблемы не решить. Необходимы разные формы в горизонтальных срезах профессионального образования, включая дистанционное обучение, краткосрочные курсы профессиональной переподготовки и т. п. Современная система образования должна давать человеку известную свободу в выборе форм, путей получения знаний и их объема. Он должен иметь возможность достаточно быстро получать знания, чтобы применять их в своей профессиональной деятельности.

Развитию рынка образования мешает и прочная система жесткого регулирования рынка образования со стороны государства. В результате возник мега-бренд под названием «государственный диплом». Излишнее регулирование и расстановка акцентов на некоторых структурных элементах системы образования, таких, как вузы и дипломы государственного образца, приводит к тому, что система профессионального образования становится несбалансированной и фрагментарной. Складывается парадоксальная ситуация — только получив диплом, молодые люди могут думать о том, что теперь можно получить прикладные знания и найти работу. На Западе такого нет. Есть дипломы отдельных учебных заведений и университетов. Если сейчас отменить обязательный государственный диплом, то очевидно, что дипломы ряда вузов — МГУ, МИФИ, МФТИ и т. п. — не девальвируются. Дипломы этих вузов ценны сами по себе, поскольку являются гарантией качества полученных знаний. Однако дипломы множества новоявленных академий мгновенно потеряют свою ценность. В такой ситуации для специалиста будет важным не просто получить диплом, а пройти обучение в том учебном заведении, которое гарантирует хорошие знания.

Отчасти такая ситуация обусловлена молодостью отрасли. В недавнем прошлом стать ИТ-специалистом можно было только после окончания вуза, поскольку практический каждый специалист решал задачи, требующие глубоких разносторонних знаний и системного мышления. Сейчас в сфере ИТ уже произошла дифференциация на узких прикладных специалистов и теоретиков. Однако сила инерции оказалась велика, и дорога в ИТ пока традиционно лежит через вуз.

New generation

Тем не менее, через толщу старой системы образования пробиваются ростки новой. Часть этих «ростков» относится к системе вендорского авторизованного обучения. Первые варианты такой образовательной модели были предложены в начале 90-х годов компанией Novell. Эту идею блестяще реализовала компания Microsoft, которая практически все свои технологии поддерживает обучением многотысячной армии будущих пользователей. Началась массовая подготовка специалистов, резко вырос рынок авторизованного обучения. Сегодня практически все крупные разработчики технических средств и ПО имеют собственные программы подготовки специалистов.

Рынок авторизованного обучения уже стал достаточно зрелым — и с точки зрения поставщиков услуг, и с точки зрения потребителей. Наступило осознание недостаточности образования в рамках стандартных курсов. Начали появляться программы на стыке вендорских технологий — например по вопросам, связанным со стандартами в области ИТ. Сложилась ситуация, когда, с одной стороны, стали создаваться концептуальные курсы, а с другой — комплексные. Акценты сместились с подготовки технических специалистов на подготовку менеджерских кадров для индустрии ИТ. «В этот момент, на мой взгляд, начался этап, который сделал рынок ИТ-обучения реально значимым для индустрии, — отмечает Игорь Морозов. — Если отдельные авторизованные курсы решают узкую задачу, то решение силами учебных центров комплексных задач дало компаниям возможность обеспечить свой штат кадрами любой квалификации: и разработчиками, и администраторами, и инженерами, и руководителями проектов, и даже директорами по ИТ. С этого момента в системе образования появилась новая категория: учебные центры, способные решить комплексную задачу подготовки ИТ-кадров с нужным уровнем квалификации. Это стало „ответом“ вузам и почти несуществующей системе среднего специального ИТ-образования». Каждый учебный центр выбирает специализацию сам. Так, в рамках учебного центра «Академия АйТи» интегрированы курсы по огромному количеству разнообразных технологий. Есть, напротив, учебные центры, которые специализируются на технологиях определенного разработчика.

Де-факто и де-юре

На сегодняшний день в сегменте авторизованного обучения сложилась парадоксальная ситуация. Компании предпочитают готовить персонал в учебных центрах. При этом, поскольку рынок образования жестко регулируется, официально такого сегмента, как авторизованное обучение, в системе образования как бы не существует. И, хотя де-факто он подпадает под категорию «профессиональная переподготовка», де-юре его вообще нет. Никаких попыток состыковать его с общей образовательной системой на государственном уровне не предпринимается. Но, например, «Академия АйТи» в 2004 году прошла государственную аттестацию и аккредитацию — для того, чтобы, в конечном итоге, встроиться в государственную систему образования.

«Мы, с одной стороны, стали полноценным образовательным учреждением, которое встроено в образовательную систему, а с другой — остались учебным центром, „держащим руку на пульсе“ рынка ИТ, — рассказывает Игорь Морозов. — В результате мы стали шире рассматривать задачу подготовки персонала. Наряду с огромным блоком краткосрочных курсов, в Академии существует система курсов профессиональной переподготовки, подпадающих под стандарты Министерства образования и науки РФ. Всем слушателям, прошедшим курс продолжительностью более 500 учебных часов, выдается диплом государственного образца. Вершиной этой системы образования является программа MBA с уклоном в информационный менеджмент. Она разработана и реализуется в партнерстве с Государственным университетом управления. Это удачный пример альянса, когда хорошая бизнес-школа в ГУУ, имеющая прочную репутацию в государственной системе управленческого образования, и центр ИТ-обучения дают качественно новый, улучшенный „сплав“. Сейчас в рамках этой совместной программы ежегодно проходят обучение более 80 человек».

Однако один в поле не воин. Отдельные учебные заведения могут двигаться в правильном направлении, но прокладывать путь в одиночку достаточно тяжело. «Поэтому, если какие-то предприятия решат организовать для себя центр подготовки кадров, мы готовы создавать тройственные союзы „высшая школа — учебный центр — заказчик“, — отмечает Игорь Морозов. — Если какому-либо ИТ-предприятию нужны в большом количестве тестировщики, системные администраторы, программисты, то, возможно, инициатива по поиску партнеров для создания учебного центра должна исходить от самого заказчика. Это могут быть отраслевые корпоративные университеты, готовящие на постоянной основе ИТ-кадры и дающие знания в области ИТ сотрудникам функциональных подразделений компаний».

Виртуальная парта: быстро и эффективно

Одна из самых перспективных форм, по мнению специалистов сферы профессионального образования, — электронное обучение. «Большая часть обучения в области ИТ в ближайшие 3–5 лет будет осуществляться в электронной форме. Я знаю, что многие коллеги не соглашаются с этим мнением, считая, что замены очному обучению не существует. Но, на мой взгляд, в индустрии ИТ в силу профессиональной специфики люди наиболее заинтересованы в получении новых знаний, поэтому традиционные сложности, возникающие при освоении электронных курсов, для них будут несущественными. Они будут получать новые знания таким путем столь же успешно, как под руководством инструктора при очном освоении курса». Отчасти на оптимистичный лад настраивает опыт западных коллег. Так, в Великобритании большое количество специалистов по технологиям Cisco и Microsoft приобретают новые знания в рамках электронных курсов через Интернет. При этом слушатель не может пройти курс «вполсилы», в обход установленного регламента. После завершения электронной фазы обучения происходит очная сессия, играющая роль развернутого экзамена по всем разделам курса. Инструктор, закрепленный за каждым слушателем на период прохождения всего цикла обучения, должен лично удостовериться, что слушатель готов пройти процедуру сертификации. 98–99% слушателей сдают экзамены с первого раза. Таким образом, сама технология обучения гарантирует положительный результат. Она дает большую свободу в получении знаний любому слушателю, независимо от его географического положения и начальной квалификации. По мнению Игоря Морозова, российскую систему образования ожидает именно такое будущее: более быстрая, более сфокусированная, более прагматичная и эффективная подготовка специалистов — носителей определенной экспертизы. Это касается обучения работе как с прикладными программами, так и с оборудованием, поскольку через Интернет можно эмулировать работу практически любого компьютерного устройства.

Предъявите ваши права!

Помимо проблем с обучением ИТ-специалистов, остается открытым и болезненным вопрос распространения базовых технических знаний вне этой среды. Сегодня ИТ-специалисты пришли к осознанию новой проблемы. С одной стороны, многие CIO говорят о недостатке ИТ-кадров, с другой — сталкиваются с проблемой тотальной технической безграмотности основного персонала предприятий и организаций. Получается, что использовать сложные и дорогостоящие ИТ-решения просто некому. «Ситуация сегодня такова, что впору на государственном уровне решать проблему компьютерной грамотности населения, — говорит Игорь Морозов. — В целом, страна слабо готова к использованию информационных технологий. В госструктурах, на крупных предприятиях уровень технических знаний сотрудников крайне низок». Понятно, что со временем вопрос решится сам собой: придет следующее поколение, обладающее знаниями в сфере ИТ на гораздо более высоком уровне. Но предприятиям и организациям надо жить и работать сегодня. Поэтому в последнее время у учебных центров сильно вырос объем заказов на подготовку пользователей информационных систем. Обучение практически стало частью процедуры внедрения ИС, причем фокус заметно смещается в сторону электронных форм обучения. Так, например, в прошлом году один из проектов «Академии АйТи» предусматривал разработку дистанционных курсов и обучение сотрудников «Росгосстраха» работе с корпоративными информационными системами. Были созданы электронные курсы «Квалифицированный пользователь системы MBS Navision» и «Основные инструкции по работе с системой „БОСС-Кадровик“».

Сейчас «Академия АйТи» является горячим сторонником введения зарекомендовавшей себя на Западе практики получения так называемых «компьютерных прав». Существуют международная организация ICDL (The International European Computer Driving Licence) и ее европейский аналог ECDL, выдающие гражданам документ, удостоверяющий определенный уровень компьютерной грамотности. Рациональное зерно в этой затее есть: неграмотный пользователь — это прямая угроза информационным системам предприятия. Большая часть проблем, которые приходится решать центрам технической поддержки, связана не со сбоями программ или оборудования, а с неквалифицированными действиями пользователей. В результате большие деньги, которые тратятся на содержание центров техподдержки, в сущности являются платой за безграмотность пользователей. Поэтому аттестация пользователей на допуск к работе с оборудованием и ПО, с выдачей удостоверяющего документа, была бы крайне полезна подавляющему большинству организаций. Причем хорошо, если такая работа будет не частной инициативой одного или нескольких ведомств, а стандартной государственной программой. Пользу от реализации такой программы почувствовали бы, в первую очередь, госструктуры, поскольку электронный документооборот становится неотъемлемой частью деятельности обширного административного аппарата всех уровней власти. «Мы активно продвигаем идею практики введения „компьютерных прав“, — говорит Игорь Морозов. — Возможно, сегодня она выглядит несколько фантастической, но опыт показывает, что довольно часто сегодняшняя „сказка“ завтра становится былью. Так было, например, с курсами для CIO — когда мы делали первый проект, многие коллеги отнеслись к нему с недоумением, поскольку вокруг кипела бурная дискуссия: кто такие CIO и взрастет ли эта загадочная генерация на российской почве? Но прошло совсем немного времени, и такие вопросы стали казаться удивительно наивными, а решение проблем CIO перешло в практическую плоскость. Мы уверены, что события с компьютерной сертификацией будут развиваться аналогичным образом».

Люди будущего

Сейчас задача обеспечения организаций квалифицированными кадрами вышла в разряд первоочередных. Время бессистемного обучения сотрудников постепенно уходит. Теперь и владельцы, и руководство компаний хотят видеть реальную отдачу от процесса обучения и развития кадров. Поэтому в структуре менеджмента любой организации появилось место для нового специалиста: CLO (Chief Learning Officer). CLO решает задачу обучения кадров, создания моделей распространения информации внутри организации, накопления и использования корпоративных знаний, отвечает за то, чтобы обучение персонала в рамках корпоративных программ соответствовало стратегическим задачам организации. Деятельность CLO схожа с деятельностью и задачами CIO, но последний решает эти задачи применительно к ИТ-ресурсам, а первый — применительно к персоналу. В такой области, как электронное обучение, CLO и CIO нередко идут «рука об руку», синхронизируя свою работу. «На Западе CLO — уже устоявшаяся аббревиатура. До недавнего времени в России такого понятия вообще не существовало. Но в скором времени позиция CLO станет такой же привычной и не вызывающей сомнений в своей необходимости, как и позиция CIO. Компании, которые первыми введут системный подход к процессу развития персонала, обретут конкурентные преимущества — ведь в современном бизнесе одним из ключевых ресурсов является информация», — заключает Игорь Морозов.